Блог Рустема Аламанова

Живу в Алматы, рассказываю истории, люблю жену.

Обо мне

Городские итоги 2019 года

Оригинал здесь

Рустем Аламанов, блогер и колумнист The Village Казахстан, вспомнил, каким был 2019 год для Алматы, подвел итоги и в очередной раз расстроился. Потому что упущенных возможностей и поражений было больше, чем побед.

Есть у меня добрая традиция — в конце декабря подводить итоги года. Отличная возможность, чтобы вспомнить все и сделать вывод, хороший это был год или не очень. То же самое я стараюсь делать и для Алматы. Зачем это надо? Я фанат этого города, переживаю за его судьбу, последние три года веду о нем блог и даже несколько раз почти согласился поработать на его руководство.

Вообще, подводить итоги года — сложная штука. Особенно если уходящий год был очень насыщенным и богатым на события. Именно таким и был 2019 год. Сами посудите: мы стояли в пробках, ругали Байбека, хотели сжечь белку, боролись за Кок-Жайляу, катались на велосипедах и электрических самокатах, выходили на митинги, боролись за право дышать чистым воздухом, восхищались муралами, получили нового акима, начали ездить 80 км/ч по Аль-Фараби, парковались на тротуарах перед театром и ругали общественный транспорт.

Кое-что из этого списка можно назвать победой и достижением, а что-то наоборот лучше причислить к списку поражений и упущенных возможностей. Но обо всем по порядку.

Борьба за Кок-Жайляу

Весь прошедший год от новостей о строительстве горнолыжного курорта на Кок-Жайляу рука так и тянулась к лицу (и к сердцу). С одной стороны, все мы давно повзрослели и отлично понимаем, зачем стране крупные проекты с миллиардными инвестициями (ЛРТ, привет). С другой, хотелось верить, что проект, способный навредить городу, отложат на дальнюю полку, а потом и вовсе забудут.

В какой-то момент показалось, что строительство начнется несмотря ни на что. Больше всего в этой ситуации пугало то, с какой легкостью это могло произойти. НАПЛЕВАВ НА ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ, ЗАЯВЛЕНИЯ ЭКОЛОГОВ И СПЕЦИАЛИСТОВ, ЗАИНТЕРЕСОВАННЫЕ ЛЮДИ МОГЛИ ПО ЩЕЛЧКУ ПАЛЬЦЕВ ЗАПУСТИТЬ ПРОЕКТ, КОТОРЫЙ ПОВЛИЯЛ БЫ НА ЖИЗНЬ ЦЕЛОГО РЕГИОНА.

Но затем проект отложили, и многие алматинцы вздохнули с облегчением. Пожалуй, это главная победа гражданского активизма в уходящем году. Во всяком случае, для меня это так. Даже несмотря на то, что фейсбучные специалисты во всех областях утверждают, что заслуг активистов тут нет, а решение приостановить проект было продиктовано другими причинами. Но что-то мне подсказывает, что все на самом деле иначе.

Право на чистый воздух

Экология — одна из причин, почему я хочу уехать из Алматы. Уверен, как и многие другие. Потому что мне, аллергику со стажем, не хочется видеть то, чем я дышу. К сожалению, в Алматы дела с этим обстоят не очень хорошо. Особенно зимой, когда над частным сектором нависает дымка, а специалисты акимата уходят в спячку.

Как эту проблему решает руководство города? Никак. Все, что звучит с высоких трибун, — это такая полуправда. Дескать, «мы в курсе проблемы и осуществляем необходимые меры согласно поставленному плану». Это, кстати, один из признаков того, что на проблему забили, — канцелярит в ответах чиновников. ЕСЛИ ВАМ ГОВОРЯТ, ЧТО «РАБОТЫ ВЕДУТСЯ» И «ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ», НЕ ВЕРЬТЕ. Потому что когда работы действительно ведутся, люди так и говорят: мы работаем.

Правда в том, что пока активисты экспертной группы «Чистый воздух Алматы» борются за право дышать нормально, достоверной информации о масштабах экологической беды нет в природе. Потому что в городе не проводят комплексный мониторинг вредных выбросов автомобилей и частного сектора, а медицинская статистика заболеваний подобна коту Шредингера — она вроде бы есть, но ее нет.

Возможно когда-нибудь, когда дышать станет нечем, что-то в Алматы и поменяется. Но сейчас мы не устаем повторять борьбе с плохой экологией одно и то же: не сегодня! Жаль, что и в уходящем году ситуация не изменилась.

Уход Байбека

Байбек был и остается самым любимым и популярным акимом среди алматинцев. Поэтому его уход с поста руководителя Алматы тяжело ударил по чувствительным натурам. Его решения не всегда принимались, а многие проекты, которые алматинцы причисляют к победам политика, планировались еще до его назначения. Но стоит отметить, что для города бывший аким сделал многое. Пусть даже все эти достижения кажутся таковыми только в сравнении с «достижениями» предыдущих акимов.

На мой взгляд, главная победа Байбека в том, что он начал превращать Алматы в город для пешеходов и велосипедистов. Это изменило отношение многих алматинцев к городскому пространству и взаимодействию с ним. Город внезапно стал краше, а тротуары удобнее, появились велосипедные дорожки, снизилась скорость автомобильного транспорта, и впервые кто-то из руководителей города обратил внимание на общественный транспорт (новые автобусы и БРТ). Да, иногда это было сделано из рук вон плохо, но лучше так, чем ничего.

К слову, все эти проекты после ухода Байбека оказались под прицелом следующего акима. Просто потому, что это политика. И во главе всего тут личные интересы, а не благо большинства. В любом случае, уход Байбека с поста — одно из самых ярких событий уходящего года.

Бум велосипедов и электрических самокатов

Альтернативный транспорт — нужная штука. Особенно в городах, где автомобили постоянно стоят в пробках, а общественный транспорт работает через одно место. В этом году таким транспортом стали велосипеды и электрические самокаты. Что не может не радовать. Наконец-то Алматы начал меняться не только для удобства автомобилистов.

Однако и тут не все так гладко. Алматы и при Байбеке был не очень удобен для велосипедистов и «самокатчиков» — я писал об этом в колонке о том, почему разочаровался в самокатах, — а при новом акиме велосипедистам и самокатчикам так и вовсе дали понять, что плевать хотели на их интересы.

Очень жаль, что за последние несколько месяцев в городе сократили число велодорожек, активистов велодвижения перестали слушать, а в сети опять начались разговоры о том, что главный противник велодвижения вовсе не новый аким, а алматинский климат. Что, на мой взгляд, из разряда шизофрении и очень далеко от реальности. Добавляет дров в этот полыхающий пожар и то, что новый аким, судя по его словам и позиции, воспринимает велосипеды и самокаты скорее как способ приятного досуга на выходные, а не как альтернативный транспорт. Более того, он патологически не способен разглядеть в развитии велосипедной инфраструктуры большой плюс для бизнеса (привет сервисам доставки), за который он так переживает.

В любом случае, время покажет, что с альтернативным транспортом будет дальше. Но одно могу сказать точно: 2019 ГОД — ЭТО ГОД ВЕЛОСИПЕДОВ И ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ САМОКАТОВ.

80 километров в час

Еще один неутешительный итог этого года — увеличение скорости на Аль-Фараби до 80 километров в час. Автомобилисты не согласятся с этим, но можно сколько угодно спорить, пока статистика говорит о другом. Я имею в виду статистику смертности на дорогах. Казахстан стабильно входит в рейтинги стран по этому показателю. Каждый год в стране происходит в среднем 18 тысяч ДТП (за последние пять лет), в которых 2,3 тысячи человек погибают и 23,2 тысячи получают ранения. При этом Алматы — самый аварийный город в стране. В среднем каждый год здесь случается 294 ДТП на 100 тысяч человек. Больше чем где-либо.

Понятно, что причин у такой статистики может быть множество, но именно скорость передвижения автомобилей — один из самых важных факторов, который либо повышает статистику смертности (если скорость передвижения авто растет), либо снижает (если скорость снижается). Есть много исследований, которые подтверждают это.

Понимаю автомобилистов, которые хотят быстрее передвигаться по городу. Я и сам такой, и не хочу тратить несколько часов в сутки на дорогу. Но, как мне кажется, если выбирать между потраченным на дорогу временем и жизнью, люди лучше постоят в пробках. Очень жаль, что руководство города пошло на поводу у большинства и забило на безопасность своих граждан (кто-нибудь слышал, как там дела у Vision Zero Almaty?). Поэтому, пока в других городах всячески снижают скорость автомобильного транспорта, алматинцам приходится довольствоваться ее повышением. Все для нашего блага.

Общественный транспорт по-прежнему не работает зимой

Есть у алматинцев традиция — ругать общественный транспорт зимой. Потому что каждый год одно и то же: стоит выпасть снегу, как автобусы и троллейбусы превращаются в аналог средневековой пытки. Люди набиваются в салоны так, что их приходится утрамбовывать силой, а водители общественного транспорта вдруг забывают о том, что такое график. В итоге все пассажиры получают незабываемые впечатления на всю жизнь.

Этот год не стал исключением. Все повторилось, словно день сурка: странный график работы общественного транспорта, обнимашки с незнакомцами в переполненных салонах и приятные впечатления — вот это все. Автопарки уже ответили пассажирам, что ждут пополнения автобусного парка, после чего все мы заживем, как в сказке. А может, и нет. Время покажет. В любом случае, общественный транспорт по-прежнему одна из самых обсуждаемых тем среди алматинцев, а о его работе мы будем рассказывать внукам, поэтому и в итогах года о них нельзя было умолчать. В общем, спасибо за счастливое детство и удивительные поездки по утрам и вечерам.

Город — стоянка

Город для пешеходов — это миф, в который большинство алматинцев не верит. Так уж повелось, что автомобиль в семье — это как священная корова в Индии. Дайте двух, как завещали казахстанцам. Я не вижу ничего плохого в такой логике. Сам планирую стать автомобилистом.

Но есть одно но, которое меня пугает, — после смены акима автомобилистам разрешили парковаться повсюду: у театров, музеев, на велодорожках и тротуарах. Общественные пространства, которые радовали пешеходов, теперь радуют и автомобилистов. Печально, что кое-кто решил повысить себе рейтинг такими дешевыми и колхозными методами. А еще печальнее то, что дальше будет еще хуже. Если автомобилистам можно парковаться повсюду, то и парковки для них можно больше не строить. Хотя это решило бы проблему. Но нет. Проблемы решать у нас принято по-своему.

Поэтому, на мой взгляд, подобные решения — не выход. Может, для какой-то одной категории граждан и только на время это и делает жизнь лучше, но пройдет год-другой, как проблема увеличится в масштабе. К СОЖАЛЕНИЮ, 2019 ГОД — ЭТО ГОД, КОГДА КОНЦЕПЦИЮ «ГОРОД ДЛЯ ПЕШЕХОДОВ» ВЫБРОСИЛИ НА МУСОР.

Муралы

Завершить итоги года хочется чем-то позитивным. Благо, есть в Алматы и такое. Радует, что каждый год муралов в городе становится больше. Южная столица постепенно превращается в среднеазиатский аналог польского городка Лодзь, серые и скучные панельки становятся краше, а в город со всего мира приезжают замечательные художники (в том числе и казахстанские) — причин радоваться много.

И если городской фестиваль городского искусства давно превратился в конвейер, то больше всего радуют художники, которые сами проявляют инициативу. Например, алматинская группа художников Repas прославила город муралом, на котором изображен Джокер, герой одноименного фильма. О работе говорили по всему миру, даже сам режиссер фильма отметил ее. Правда, под конец года новость могли испортить местные чиновники, но, к счастью, все обошлось.

В финале статьи нужно обязательно написать что-нибудь позитивное. Что-то такое, что настроит нас на нужный лад и мотивирует в следующем году превратить все неудачи в победы и достижения. Поэтому позволю себе процитировать группу «Кровосток»: «Думай позитивно, стакан всегда наполовину полон, всегда…»

Почему Алматы не предназначен для электросамокатов

С ужасом обнаружил, что забросил блог и перестал постить. Надо исправляться, тем более за это время написал два-три десятка новых статей. Вот одна из них. Она о том, как я на радостях купил себе электрический самокат, а потом разочаровался в нём.

Оригинал вот здесь

Каково это — проехать на электрическом самокате больше тысячи километров и возненавидеть его. Рустем Аламанов, блогер и колумнист The Village Казахстан, рассказал о том, почему электрические самокаты никогда не станут массовым видом транспорта в Алматы. Кстати, год назад Рустем рассказал нам, как пересел на самокат.

Это я счастливый, потому что ещё не понял, что Южная столица не предназначена для самокатов

Долгие годы электрические самокаты были игрушками для гиков и фанатов с деньгами. Потому что стоили целое состояние, быстро разряжались, были неповоротливыми и бесполезными. Но все изменилось несколько лет назад, когда бренды со всего мира начали массовое производство этого вида транспорта. Благодаря «гонке вооружений» электрические самокаты стали дешевле, легче, «выносливее» и доступнее. Настолько, что многие специалисты, урбанисты и обычные горожане вдруг заговорили о самокатах, как о спасении от пробок и альтернативном городском транспорте.

Докатилось это и до меня — в конце прошлого лета в доме появился электрический самокат. Тогда он был игрушкой, на которой можно рассекать по городу с довольным видом и ловить восхищенные взгляды прохожих и автомобилистов. ЧАСТО КО МНЕ ДАЖЕ ПОДХОДИЛИ И СПРАШИВАЛИ, СТОИТ ЛИ ПОКУПАТЬ ТАКУЮ ШТУКУ. Я ЗАГАДОЧНО УЛЫБАЛСЯ И ОТВЕЧАЛ: КОНЕЧНО!

Тогда я катался на самокате в основном по выходным, поэтому меня абсолютно не волновало, можно ли ездить на нем каждый день и способен ли он заменить другие виды транспорта. Хотя бы в теплое время года. И, честно говоря, в этой роли электрические самокаты идеальны. Кататься по любимому городу, когда вздумается, с ветерком доехать до точки назначения и при этом не чувствовать душевной боли — вот это все. Я даже написал восторженную статью о своем опыте. Тогда мне казалось, что электрический самокат навечно поселился в моем доме, а любовь к нему — в сердце.

Но что-то пошло не так.

Этим летом я начал ездить на самокате на работу. Мой ежедневный маршрут — восемь километров из спального микрорайона до центра. И обратно. Первые полтора месяца я радовался каждой поездке. Но потом от детского восторга не осталось и следа. В какой-то момент я осознал, что передвигаться на самокате по Алматы — это совсем не легкая прогулка, а постоянная концентрация, бдительность, стресс и много душевной боли. Потому что в городе нет инфраструктуры, «водительская» культура где-то на дне, да и самокатам еще далеко до совершенства.

Я стал думать, почему же самокаты стали такими популярными, в чем их главная проблема, как к ним относятся в других городах и суждено ли им стать альтернативным видом транспорта в Алматы, городе, где даже на танке опасно передвигаться. Но обо всем по порядку.

Почему электрические самокаты стали популярными

Города постоянно меняются. Как меняется и наше представление о том, что такое городское пространство и как с ним взаимодействовать. В середине прошлого века, когда бензин подешевел, а автомобили стали доступными, люди осознали, что передвигаться по городу удобнее на машине. Так в мире начался автомобильный бум. А это, в свою очередь, сильно повлияло на городское пространство: появилась необходимость в больших и широких дорогах, парковках и бензоколонках. Поэтому многие города строились и перестраивались с оглядкой на удобство для автомобилистов. Правда, это вызвало и обратный эффект — увеличилась смертность на дорогах.

Безусловно, общественный транспорт тоже развивался, но долгое время он не был основным, а потому внимания к нему было меньше. Лишь со временем городское пространство начало меняться так, чтобы в первую очередь было удобно пассажирам общественного транспорта и пешеходам. А в некоторых городах автомобильному транспорту так и вовсе объявили войну.

В крупных городах, где невозможно было расширить дороги или построить больше автомобильных развязок, начал развиваться альтернативный вид транспорта: такси и велосипеды. Вообще, появление альтернативного вида транспорта всегда продиктовано логикой. Ведь мир не стоит на месте, а технологии постоянно развиваются.

Следом появились сигвеи и моноколеса. Правда, в силу своих особенностей, высокой стоимости и сложности они не стали по-настоящему популярными. Чего не скажешь об электрических самокатах, которые появились следом. Все дело в том, что они совместили в себе все самое лучшее: мобильность, скорость, доступность и сравнительную простоту в освоении. Поэтому последние два года жители всех крупных городов мира начали массово пересаживаться на электросамокаты.

Польза от электрических самокатов

Минувшим летом электрических самокатов в Алматы стало больше, что подтверждает и увеличение их продаж. Учитывая особенности города, понятно, почему это произошло: самокаты намного удобнее велосипедов, без проблем справляются с перепадом высот, они компактнее, не требуют физической нагрузки и в большинстве случаев дешевле.

ОДНА ИЗ ОСНОВНЫХ ПРИЧИН ПОПУЛЯРНОСТИ САМОКАТОВ В АЛМАТЫ — НЕУДОБСТВО ОБЩЕСТВЕННОГО ТРАНСПОРТА И ЗАГРУЖЕННОСТЬ ДОРОГ. Алматы, несмотря на звание самого крупного города страны, все же очень компактный. Во всяком случае, ее центральная часть. Поэтому добраться на самокате, например, из спального микрорайона до центра — задача простая: самокаты с легкостью преодолевают расстояние до 30 километров, а сама дорога занимает 30 минут. В большинстве случаев это быстрее, чем на автомобиле.

Кроме того, электрические самокаты не загрязняют окружающую среду, занимают мало места, разгружают дороги и гораздо дешевле личного автотранспорта. Даже если учесть расходы на электричество. В глобальном смысле подобный вид транспорта приносит городскому пространству пользу. Особенно это актуально для Алматы, где проблемы с экологией и перегруженными дорогами уже стали основными, а в ближайшие несколько лет потребуют более пристального внимания со стороны городских властей. Иначе город столкнется с серьезными вызовами.

А еще самокаты более безопасны для их водителей, чем появившиеся раньше сигвеи и моноколеса. Просто потому, что управлять ими гораздо проще. А чтобы освоить их, не нужно обладать специальными навыками. Кроме того, они более устойчивы и позволяют передвигаться по городу быстрее в пять раз, чем пешком.

Во многих городах мира электрические самокаты постепенно становятся самым популярным способом передвижения. Потому что преимущества самокатов решают множество проблем. Поэтому получили развитие сервисы аренды самокатов: например, американский сервис Lime, который работает в нескольких странах и сотнях городов, оценивается в миллиард долларов, а его конкурент Bird — в два миллиарда долларов. В подобные проекты инвестируют крупные фонды, а управляют ими выходцы крупных компаний. Например, Uber и Lyft.

Интерес к электрическим самокатам как к альтернативному городскому виду транспорта есть даже в России, где суровый климат позволяет кататься на них лишь несколько месяцев в году. Только за последние два года в Москве и Санкт-Петербурге появилось несколько крупных сервисов по аренде самокатов. То же самое и в других европейских городах. Например, в Вене и многих европейских городах подобные сервисы насчитывают десятки и даже сотни тысяч транспортных средств. Кажется, любовь к самокатам захватила весь мир.

Не отстает от этого тренда и Алматы. Сервис аренды самокатов хоть и не запустился этим летом, как это было обещано ранее, но обязательно появится в городе следующей весной. В общем, самокатов станет еще больше.

Война против электрических самокатов

Но, несмотря на все достоинства самокатов, во многих странах к ним относятся прохладно и даже воинственно. Например, мэр Парижа Энн Идальго в прошлом году «объявила им войну» — ограничила число компаний и сервисов, сдающих самокаты в аренду, и установила ограничения скорости. Теперь передвигаться по европейской столице владельцам самокатов приходится на скорости 20 км/ч, а в районах с интенсивным пешеходным движением — не больше 8 км/ч. Более того, в Париже действует штраф за езду на электрических самокатах по тротуарам — 135 евро.

Такие строгие ограничения мэр придумала неспроста — все из-за того, что самокатов на улицах города стало слишком много: ими были заставлены все тротуары и узкие улочки. Популярность нового вида транспорта, в свою очередь, привело к росту числа аварий с участием владельцем самокатов. Дошло до того, что пострадавшие пешеходы попросту решили подать в суд на город и избавить Париж от опасного вида транспорта.

Похожие ограничения действуют и в Нью-Йорке и Великобритании. Там владельцам электрических самокатов и вовсе запретили ездить по дорогам общего пользования и тротуарам. За нарушение — штраф. В Германии долгое время нужно было получать специальный допуск для использования самокатов на дороге. Однако в большинстве случаев сделать это было невозможно — большая часть выпускаемых в мире моделей самокатов попросту не получала такого допуска.

В этом году ситуация изменилась, но список ограничений все еще большой: на самокатах нельзя передвигаться по тротуарам и любым пешеходным зонам, а у самих самокатов должны быть два независимых друг от друга тормоза, звонок и поворотники. Во многих американских и европейских городах самокаты и вовсе просят запретить. Потому что они опасны и для их владельцев, и для пешеходов.

ПО ЭТИМ ЖЕ ПРИЧИНАМ ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ САМОКАТЫ НЕ ЛЮБЯТ И В КАЗАХСТАНЕ. За последние два месяца произошло несколько резонансных аварийных ситуаций, в которых пострадали люди. Одна из распространенных причин — человеческий фактор. При всех своих достоинствах, самокаты менее устойчивы, чем, например, велосипеды. А благодаря маленьким колесам, у них плохое сцепление с дорогой. Учитывая, что самокаты практически мгновенно разгоняются до 25-30 км/ч (а некоторые разгоняются до 50-80 км/ч), они становятся явной угрозой для пешеходов. К слову, тот факт, что самокаты легко освоить, приводит к тому, что на них катаются все: и взрослые, и дети. При этом незнание ПДД и отсутствие уважения к пешеходам никого из владельцев самокатов не пугают. А надо бы. Ведь в современных городах приоритет должен быть именно у пешеходов. Почему-то об этом в Казахстане принято не вспоминать.

Однако не стоит во всем винить безрассудных «самокатчиков». Ведь тот факт, что они вынуждены ездить по тротуарам, о чем-то говорит. НАПРИМЕР, О ТОМ, ЧТО ЕЗДИТЬ ПО ОБОЧИНАМ — ОПАСНО. Даже в полной защите. А еще о том, что в городе отсутствует инфраструктура. Так уж получилось, что строительство велодорожек в Алматы вызывает ожесточенные споры, а их пользователей некоторые и вовсе называют «погрешностью», на чьи интересы можно не обращать внимания. Что касается акимата, то и он делает все, чтобы удовлетворить большинство, а потому закрывает немногочисленные велодорожки, основываясь не на исследованиях специалистов, а на собственных ощущениях. Что тоже неправильно и приведет к определенным последствиям.

Почему самокаты в Алматы никогда не станут массовыми альтернативным видом транспорта:

В Алматы нет подходящей инфраструктуры

Большую часть пути на работу я еду по велодорожкам. Это приятно. Потому что построить маршрут так, чтобы ехать не по тротуарам и проезжей части — большая удача. Алматы не предназначен для электрических самокатов (велосипедистов, пешеходов, людей), а велодорожек настолько мало, что кажется, что появилась они в городе случайно.

А еще каждый раз приходится выбирать: выехать на тротуар и ехать медленно (чтобы не пугать пешеходов) или переместиться на обочину и вечером не вернуться домой (потому что это очень опасно).

Казахстанская «дорожная» культура на дне

Из-за нее, на мой взгляд, в Алматы никогда не будет развиваться альтернативный вид транспорта, а на дорогах всегда будут погибать люди. Потому что мы привыкли нарушать ПДД, не боимся наказания, абсолютно не уважаем друг друга и считаем себя главными на дорогах. Вот и получается, что автомобилисты подрезают друг друга и никого не признают участниками дорожного движения. Велосипедисты и самокатчики выезжают на проезжую часть с полной уверенностью, что им обязаны уступить, или гоняют по тротуарам. Пешеходы переходят дорогу в неположенных местах и сами зачастую становятся виновниками аварийных ситуаций.

Электрические самокаты — это не всегда безопасно

Я самый медленный и учтивый самокатчик в городе. Потому что боюсь свалиться с самоката и очутиться на собственных похоронах. Как-то разогнался по велодорожке до 25 км/ч, хотя обычно не гоняю — в какой-то момент самокат подпрыгнул на маленькой кочке и подбросил меня вверх. Это было настолько неожиданно, что я не удержался и отправился в свободное падение. В общем, такова особенность самокатов. Маленькие колеса с плохим сцеплением, большая скорость и не очень безопасная позиция водителя во время езды (по сравнению с велосипедами) — все это ингредиенты для бесконечных аварийных ситуаций и травм.

Электрические самокаты — это не всегда выгодно

Я искренне считаю, что самокаты «отбиваются» только эмоциями. Поэтому не представляю, сколько нужно ездить, чтобы «отбить» затраты на покупку этой штуки. Средняя стоимость самоката — 180 тысяч тенге. Стоимость одной поездки в общественном транспорте — 80 тенге. Получается, чтобы «отбить» вложенные в самокат деньги, нужно не проехать на автобусе 2 250 раз. Если вы ездите только на работу и обратно, это 1 125 дней или 4,4 года поездок на работу. И это без учета расходов на электричество, замену батареи и лечение от травм.

Понятно, что речь идет о комфорте и детской радости в глазах, но я часто слышу, что самокаты — это экономия. По сравнению с автомобилем — да, по сравнению с общественным транспортом — совсем нет.

Электрические самокаты живут недолго

Вот еще одна неприятная особенность самокатов — у них недолговечные аккумуляторы. И если прошлым летом все работало исправно, а заряда хватало на 25 километров (даже если ездил в гору), то спустя год аккумулятор так и шепчет мне: хватит меня мучить, оставь меня в покое! Заряда теперь хватает на 20 километров, а если ехать в гору, и того меньше. Понятно, что все это можно списать на несовершенство аккумулятора в моем самокате, но судя по многочисленным отзывам знакомых, от этого страдаю не только я. Почему это боль? Потому что стоимость замены аккумулятора равняется примерно половине стоимости самоката.

В общем, электрические самокаты — это действительно крутая штука, которая и дальше будет завоевывать сердца алматинцев. Даже несмотря на все свои минусы, несовершенства, отсутствующую инфраструктуру и все остальное. Но хороши они не для всех и не всегда.

ЧТО КАСАЕТСЯ МЕНЯ, ТО… ПРОДАМ САМОКАТ, НЕДОРОГО, ТОРГ УМЕСТЕН.

День города в Алматы: нужен ли такой праздник

Каждое третье воскресенье сентября в Алматы празднуют День города. Да так, что праздник длится целый месяц, а количество мероприятий не сосчитать по пальцам сотрудников городского акимата. Например, в прошлом году мероприятий было больше 100, а в этом — 67. Видимо кризис, раз количество сократили. Или же кому-то просто надоело одно и то же каждый год. Нет, правда. Иногда складывается впечатление, что у самого крупного городского праздника каждый год один и тот же сценарий. Словно смотришь новогодний концерт со звёздами эстрады на российском или казахстанском телеканале.

И, конечно, под это выделяются гигантские бюджеты, от размеров которых кружится голова, логика так и просится выйти вон, а калькулятор на смартфоне приходится переключать в горизонтальное положение, потому что цифра не помещается на экране. В том же 2018 году только на 7 (из более чем 100) мероприятий выделили 676 миллионов тенге. Не знаю, сколько это по курсу очищенных арыков к тенге, но сумма впечатляет. И это только часть меню. Стоило оно того или нет решать горожанам, но иногда так и хочется спросить: а может эти деньги лучше потратить на что-то полезное? Хотя нет, это же риторический вопрос.

Так уж получилось, что последние несколько лет я веду блог об Алматы. А ещё влюблён в этот город и стараюсь следить за всем, что здесь происходит. И каждое третье воскресенье сентября я задаюсь вопросом: зачем это всё?

Зачем такой День города в городе, которому не уделяют внимания весь остальной год. И так много лет подряд. Косметический ремонт, строительство белок и психологические игры с чувствами автомобилистов и велосипедистов не в счёт. Ведь все эти вещи не решают главных проблем Южной столицы, а лишь помогают их маскировать.

Зачем такой День города в городе, где во время каждого ливня тонны мусора свободно плавали даже не по арыкам, а улицам и тротуарам. Пешеходы переходили дорогу в неположенных местах, боясь промочить ноги, а автомобили и автобусы, если не тонули, то надолго застревали в пробках. Порой казалось, что Южная столица на время превратилась в казахстанский аналог Венеции с реками вместо дорог и гондольерами вместо машин. И так каждый дождь.

Зачем такой День города в городе, которому непонятно сколько лет — 165 или 1 003. Конечно, второй вариант лучше смотрится в Википедии, но ведь придуманный праздник — такое себе достижение. А реальных достижений у нас хватает.

И вот таких «зачем» горожане соберут столько, что одной статьёй или колонкой не обойдёшься. Безусловно, День города в Алматы — хороший праздник и прекрасный повод в очередной раз признаться в любви Южной столице. Вот только я убеждён, что таких дней у города должен быть не один в году, а 365. Надо только начать уделять ему внимание каждый день. Тогда и праздники придумывать не надо, а поводы найдутся сами по себе.

Место на карте: «старый город» в Павлодаре

Ещё несколько лет назад я ничего не знал о Павлодаре. Для меня он был обычным казахстанским городом, в котором я никогда не побываю. Точкой на карте. Единственное, что я знал — там очень холодно и когда-то там жил Скриптонит. Но потом всё изменилось: я встретил девушку, влюбился в неё, а потом мы поженились. Она родом из Павлодара. Поэтому сейчас я знаю о городе гораздо больше.

Что нужно знать о Павлодаре тем, кто там никогда не был? Это небольшой промышленный город на границе с Россией. Поэтому, когда я приезжаю туда, мне иногда кажется, что город совсем не казахстанский: многое там похоже на российскую провинцию. Старые советские здания, хрущёвки, тихие дворики и небольшие магазинчики — вот это всё. Вообще, мне очень нравится Павлодар. После Алматы, её бесконечных пробок и шумных толп людей, кажется, что жизнь здесь течёт тихо и размеренно. Словно никто никуда не спешит. На улицах немного машин, в центре нет стеклянных бизнес-центров, а люди не выстраиваются в очереди перед бесконечным строем ресторанов и кафе. К слову, здесь живёт больше 330 тысяч человек, поэтому не думайте, что Павлодар — это деревня. Нет.

Если посчитать все дни, которые я провёл в этом замечательном городе, получится не больше тридцати. Часть из них я сидел дома и мёрз, пытаясь пережить зиму. А она здесь очень суровая. Поэтому впечатления от города собиралась как пазл — по частям, из разных поездок и прогулок разных годов.

Вообще, я давно хотел написать о городе, но каждый раз находились дела — то работа, то сон, то лень и желание полежать на диванчике, ни о чём не думая. Но вечно так продолжаться не может. Тем более этим летом мне наконец-то удалось погулять по городу и пофотографировать его как следует. Как итог, несколько сотен фотографий, больше 50 пройденных километров и несколько набранных килограммов. Но это того стоило.

Я собираюсь написать несколько постов о Павлодаре, но начать хочется со «старого города». Пожалуй, это моё самое любимое место здесь. Потому что тут сохранился дух старого Павлодара, а вместе с ним и здания столетней давности.

Поехали!

На фото ниже — здание Павлодарского областного историко-краеведческого музея им. Потанина по улице Ленина. Пожалуй, одно из самых ярких зданий в «старом городе». И в прямом, и в переносном смысле. А 100 лет назад тут был торговый дом купца Артемия Дерова. Он явно знал толк в красивой жизни.

Внутри много интересного. Если мне хватит сил и терпения, обязательно сделаю публикацию об этом.

Напротив — восстановленные торговые ряды. Сейчас здесь занимаются тем же — торгуют. А на внутреннем дворе часто стоят свадебные кортежи — там молодожёны фотографируются.

Если будете проходить мимо, обязательно зайдите внутрь — там висят старые фотографии Павлодара.

Дальше по улице бывший дом купцов Ивана Сурикова и братьев Баландиных. Сейчас там театр и парочка симпатичных ресторанов и кафе.

Вообще, в округе очень много старых, но восстановленных зданий. Когда гуляешь там, кажется, что нашёл машину времени или стал героем фильма в жанре попаданцев (прости господи).

Вот, например, здание, построенное в 1913 году. Тогда не было интернета, Netflix и смартфонов, но был стиль. Когда-то здесь показывали фильмы. Потом здесь был ресторан и универмаг. Прошло много лет, но и сейчас здесь то же самое, только под другим названием — магазин и кафе «Золотой телёнок».

Первое название этого здания — «Фурор».

Вот ещё несколько зданий в стиле «Вот раньше умели строить». Сейчас так не могут, да. Что интересно — здесь почти на каждом здании можно найти табличку «Здесь жил» или «Раньше здесь было...».

Не дома, а экскурс в историю города.

Вот ещё:

Это, пожалуй, последние недеревянные дома по улице.

Дальше начинается настоящий праздник для любителей деревянных домов со ставнями. Этим домам, конечно, не 100 лет, но там до сих пор живут люди.

Все дома очень аккуратные.

Если вы дошли до этого момента, то мы оба понимаем, что текст в таких статьях не нужен вообще. Пусть говорят сами фотографии.

Очень атмосферно.

Забавно то, что многие дома покрашены в одинаковый (или похожий) цвет. Стилёк.

А цвет-то какой.

Деревянные ставни и двери — это вообще отдельный вид искусства. Обязательно сделаю публикацию с такими штуками. Там есть на что посмотреть.

Вот смотришь на дома, которые «уходят под землю», и думаешь: а сколько им лет?

Ну и напоследок: один из самых атмосферных двориков в Павлодаре.

В общем, продолжение следует.

От наскального рисунка до кликбейта

Давно не писал на сайт. У меня хорошие новости — принял участие в проекте Гёте Института и написал эссе на тему эволюции и развития технологий, меняющих наше отношение к информации и её потреблению. Продублирую текст и здесь. Для истории.

Ещё до того, как встать с кровати и позавтракать, я пролистал новости в Telegram и прочёл несколько статей о будущем, полётах в космос и новых технологиях. Думаю, это больше информации, чем могли получить люди за месяц в условном 1656 году. Таков современный мир: информация повсюду, а от её объёмов порой кружится голова. Однако мы сами придумали эту игру. И теперь вынуждены потреблять терабайты текстов, изображений и видео, бесконечно листать ленты социальных сетей, общаться чаще в мессенджерах, чем с глазу на глаз, следить за всем, что творится в мире, и переживать за людей, которых даже ни разу не видели в реальности.

Однако так было не всегда…

Когда-то человечество не знало, что такое бешеный ритм большого города, смартфоны Apple и электрокары Илона Маска. Да и сама жизнь была другой: люди спали там, где придётся, ели то, что найдут, и часто не доживали до тридцати. Шансы умереть от голода, незначительной раны, неизвестной болезни, когтей саблезубого тигра или в ходе поединка с представителем вражеского племени были гораздо выше, чем вероятность дожить хотя бы до 35. Время было медленным и вязким, а потому тридцатилетние считались глубокими стариками!

В таких условиях скорость распространения информации была невысокой. Лобное место около костра — вот где наши предки «общались» жестами и простейшими звуками. Всё остальное время человек проводил наедине с собой.

И до того, как изобрели письменность, скорость распространения информации зависела от скорости передвижения самого человека.

Когда люди научились писать, распространять новости стало куда проще. Теперь, чтобы рассказать о гибели соплеменника или объявить о большой охоте, не нужно было передавать информацию лично — можно написать на стене пещеры.

Освоение новых земель, дальние плавания, изобретение колеса, строительство городов — всё это так или иначе повлияло на скорость распространения информации. Что уж говорить о том, каким важным шагом стало появление книгопечатания! Пусть далеко не все даже среди знати умели читать, разные данные всё равно начали разлетаться по миру с невиданной скоростью.

В конце концов, книги стали доступны всем, появились газеты, были изобретены радио, телевидение, а затем и интернет. Благодаря этому информация распространяется ещё быстрее, а её цифровые объёмы удваиваются каждые 18 месяцев, в соответствии с законом Мура.

В 2003 году Хэл Вариан в Школе информационных систем и управления информацией при Калифорнийском университете в Беркли в рамках своего исследования выяснил, что за пять предыдущих лет человечество произвело больше информации, чем за всю свою предшествующую историю. И это в далёком 2003 году! За последние 15 лет интернет стал обыденностью, почти у каждого есть смартфон, социальные сети отнимают всё больше времени, а видео и музыка доступны в стриминговых сервисах круглые сутки. Самой информации стало больше, а скорость её распространения повысилась многократно.

Технологическая революция привела к тому, о чём наши предки когда-то могли только мечтать, — информация стала доступна всем.

Но есть и другая сторона…

1. Информация доступна всем, а найти что-то полезное — сложно

Утренние тв-шоу, радио в машине, социальные сети, сообщения в мессенджерах, наружная реклама — только по дороге на работу мы получаем новостей больше, чем наши предки за всю жизнь. Таков современный мир. Количество информации выросло настолько, что мозг попросту не успевает её обрабатывать. А чтобы найти нужное, придётся постараться.

Судите сами. Раньше только свиток или книга могли «рассказать» что-то. Сегодня источников — миллиарды. На каждый поисковый запрос Google выдаёт множество ссылок на сайты с невероятным количеством мнений, записей — и непроверенной информацией. Выбрать что-то одно — авантюра, ведь сведения не всегда будут правдивы.

Яркий пример — новости, основанные на слухах и неподтверждённой информации. Сколько раз мы становились свидетелями того, как СМИ, блогеры и социальные сети «играют» с фактами и данными. Как итог, люди считают правдой то, что ею вовсе не является. Так, недавно все поверили, что Меган Маркл беременна, увидев обработанные в фоторедакторе снимки герцогини. Тут же нашлись «эксперты», доверительно рассказывающие миру о том, что жена принца Гарри ждёт двойню.

Зачастую трудно понять, где правда, а где обман и манипуляция общественным мнением.

К примеру, Facebook, который в последнее время не критиковал только ленивый, принимает всё новые и новые меры, чтобы бороться с фейками. Каждый день компания удаляет миллионы поддельных аккаунтов, учится методам проверки фото и видео, а также работает с профессиональными журналистами. Все силы направлены на то, чтобы не допустить распространения лжи.

2. Информация как вид отдыха.

Большое количество и разнообразие сведений привело к тому, что мы перестали различать, что нам нужно, а что лишь засоряет наше сознание. То, что изначально должно было служить благой цели и развивать нас, сегодня мешает и способствует прокрастинации.

Вспомните, как было буквально вчера, когда вы обещали научному руководителю отправить главу диплома, а сами «зависли» за разглядыванием снимков со свадьбы подруги друга бывшей одноклассницы. Развлекательные статьи, смешные видео с котиками на YouTube, бесконечный поток фотографий в Инстаграме и новости, рождающиеся каждую минуту, — всё это отвлекает наше внимание, забирает драгоценное время и перегружает мозг. Такой информационный «фаст-фуд» словно заставляет ещё больше погружаться в эскапизм. Для многих новая информации — это развлечение и способ отвлечься от важного. Но не более.

3. Мы разучились концентрироваться.

В начале ХХ века фильмы были медленными и неспешными. Но люди с удовольствием на них шли, ведь картины на большом экране сродни настоящей магии, а поход в кинотеатр являлся важным событием. Однако со временем зрителям стало скучно смотреть такие фильмы. Поэтому режиссёры сократили длительность монтажных склеек — это придало происходящему на экране динамику. Прошло ещё немного времени, зрители захотели чего-то новенького. И режиссёры уменьшили длительность склеек вновь…

Вот почему современное кино так сильно отличается от классики прошлого века. Сравните фильмы Андрея Тарковского и блокбастеры Майкла Бэя. Кинокартины первого (а их действительно можно назвать картинами!) современному зрителю покажутся медленными, медитативными и даже скучными. А в фильмах второго режиссёра действие настолько «плотное», что стоит отвлечься на миг, как тут же теряешь суть повествования. Средняя длина кадра у Майкла Бэя — всего 2 секунды!

Огромное количество информации вокруг породило целое поколение с новым «клиповым мышлением». Эти люди привыкли получать «готовую» информацию и не способны критически относиться к происходящему. Они не могут самостоятельно мыслить, концентрировать внимание на чём-то одном, делать выводы и предпочитают жить по шаблону, потребляя информационный «фаст-фуд».

Эту мысль подтверждают и многочисленные исследования. К примеру, в 2000 году Microsoft вычислил, что средняя продолжительность концентрации внимания человека составляет всего 12 секунд. В 2015 году аналогичное исследование демонстрировало, что показатель уменьшился до 8. Вдумайтесь только: мы храним что-то в своей голове меньше, чем золотые рыбки.

4. Люди перестали запоминать.

И снова о рыбках. Сможете прямо сейчас наизусть рассказать своё любимое стихотворение? С детства мы учимся воспринимать чёткую, логичную и структурированную информацию. Сказки, главы в учебниках и любимые рифмованные строфы — у всего этого есть понятная структура и «алгоритм», начало и конец. Мы приучаем мозг работать только с такой информацией.

Однако во «взрослом» мире не всегда можно увидеть цельную картину. Каждый день мы потребляем большие объёмы новостей, и всё это, как правило, — разрозненные, вырванные из контекста и пересказанные коллегами в лифте клочки рассказов, новостей и слухов. Такая информация не имеет цельной картины, но наше сознание превращает её в единый пазл. Со временем это приводит к тому, что мозг попросту «устаёт». Поэтому люди перестали запоминать детали и концентрируются только на сути.

5. Форматы потребления информации постоянно меняются

Привычные в прошлом веке форматы сменяются новыми. Радио, печатные СМИ и телевидение постепенно теряют слушателей, читателей и зрителей соответственно. Все шаг за шагом уходят в онлайн. К чему в доме радио или телевизор, если есть смартфон или планшет? Зачем идти на улицу за газетой или журналом, если всё доступно в сети?

Сегодня люди предпочитают максимально «удобную» информацию: вместо длинных статей — подкасты и выжимки из новостей, вместо часовых видео на YouTube —короткие «сторис» в Инстаграме, вместо «простыни» текста — 280 символов в твите (даже немного странно, что год назад количество разрешённых знаков увеличилось, а не уменьшилось). Думаю, всё идёт к тому, что в будущем число форматов потребления информации сократится, а она сама станет ещё «проще».

Что нас ждёт?

Технологии будут развиваться и дальше, а информации станет больше. Как изменится наше отношение к её потреблению — остаётся только догадываться. Однако мне кажется, что люди поделятся на два типа: сторонников и противников новых форматов потребления. И если первые и дальше будут стараться быть в курсе всего вокруг, скупят новые модели Apple Watch, чтобы вообще никуда не скрыться от уведомлений обо всём на свете, то вторые организуют «цифровое сопротивление», установят себе новую версию iOS, чтобы контролировать время, проведённое в айфоне, предпочтут ограничить свой информационный «рацион» или безоговорочным бойкотированием соцсетей, или совершенно однозначными настройками новостной ленты без «инфомусора».

Не думаю, что уже сейчас каждому из нас нужно выбирать своё направление. Но не лишним будет понять, зачем вообще вам нужна информация и какое её количество является для вас чрезмерным, перегружающим мозг. Ну, а дальше дело — за эволюцией и прогрессом. Кто знает, что окажется эффективнее: банальная «галочка», чтобы скрыть кликбейт-заголовок, или развитие человеческого мозга до умеющего самостоятельно ставить правильную «защиту» на уровне нейронных связей.

Ревизорро по-казахстански: страх и ненависть в ЦОНах

Казахстан — это стабильность!

Взять хотя бы ЦОНы. Вот что сейчас, что n лет назад (или когда их там открыли) поход на эти три буквы был казахстанским аналогом девяти кругов ада, так им и остался. Данте Алигьери аплодирует стоя.

На днях были с супругой в Медеуском ЦОНе. Нужно было взять несколько справок. «Плёвое дело!» — подумал я. Но у судьбы на это было своё мнение. Оказалось, что справки можно взять только если есть ЭЦП. «Ладно, без проблем, сделаем!» — подумал я. Но у судьбы и на это было своё мнение.

Как итог, следующие три с половиной часа провели как в празднике. А в последний раз так весело проводил три с половиной часа в далёком 1999 году, когда впервые посмотрел «Титаник». Только тут пожёстче и без сцены с запотевшим стеклом и рукой.

Что имеем:

1) На входной группе — там выдают талончики для очереди — сильно воняет.

Словно зашёл в общественный туалет (будку посреди степи) на трассе Астана — Алматы. Входная группа — это первое впечатление об организации. И, поверьте мне, это впечатление останется со мной навсегда — психологической травмой и кошмарами в ночи. Не тем должно пахнуть, совсем не тем.

2) Электронная очередь не работает как надо.

Или работает, чтобы посетители ЦОНа хоть как-то развлекались и помнили, куда пришли. Поэтому табло с цифрами и голос за кадром позвали к третьему и четвёртому окошку сразу 30 номеров. 30 номеров — это 30 человек. Злых, нервных и несчастных. Пришлось чуть ли не с боем прорываться с талончиком к заветному месту у консультантов. Как итог, пара человек вышли из очереди, вспоминая все познания в русской и казахской нецензурной брани. Признаюсь, пару раз даже согласился с ними.

3) Работников ЦОНа явно не хватает.

Поэтому за одной несчастной женщиной, которая помогала в зоне самообслуживания, ходили толпы. Это вообще первый на моём опыте случай, когда очередь занимали не к компьютеру, а к женщине.

4) Компьютеры работают плохо.

Уверен, Гагарина запустили в космос при помощи компьютера с большей мощностью, чем эти завирусованные в край калькуляторы. Монитор у «нашего» компьютера так и вовсе моргал, словно морзянкой подавал сигнал SOS или просил о пощаде. По своей наивности нашёл свободный компьютер и сильно обрадовался, словно Дедушка Мороз подарил мешочек конфет. Только потом понял, почему компьютер свободный — он был без мышки. Либо это специальный компьютер для продвинутых пользователей, которые умеют в горячие клавиши и управление клавиатурой, либо в стране закончился бюджет на покупку мышек. К слову, мышку потом нашли... внутри принтера. Я серьёзно сейчас. Реально внутри принтера. Офигели всей очередью. Некоторые дети даже заплакали.

5) Ключи ЭЦП теперь нельзя отправить на почту.

Либо на удостоверение, либо на флэшку. Судьба распорядилась так, что у моего удостоверения не работал чип, поэтому мне сказали принести флэшку. Пришлось ходить вокруг ЦОНа и искать магазин флэшек. Повезло: нашёл и купил. Правда, потом пришлось ещё раз отстоят всю очередь. Но это нестрашно, жизнь в Казахстане и не к такому готовила.

6) Есть такая штука — юзабилити.

Это, короче, насколько интерфейс удобен и понятен. Так вот у eGov, спустя годы разработок и миллионы (или миллиарды, точно не знаю) тенге бюджета, он ещё хуже, чем у Фейсбука. Хотя казалось бы, куда уж хуже. Я вообще человек не самый тупой, но, чтобы разобраться там, пришлось попотеть. Думали всей очередью. Чувства такие, словно играешь в «Кто хочет стать миллионером» и выбрал «помощь зала». Как повезёт, в общем.

7) В принтерах не было бумаги.

Чтобы успокоить людей в очереди, отправился на её поиски. Подошёл к одному работнику — отправили ко второму. Подошёл ко второму — отправили к третьему. Подошёл к третьему — он был слишком занят, отбиваясь от злых людей, а потому не услышал моего детского плача. В итоге принял решение — искать бумагу своими силами. Признаюсь честно, пришлось дёрнуть пачку бумаги с другого принтера.

8) Работников ЦОНа даже жалко.

Это нервная работа — объяснять, к примеру, бабушке, что такое ЭЦП, отбиваясь при этом от толпы недовольных с вилами и факелами. К ним претензий нет, потому что-то им реально сложно. Я бы работникам ЦОНа вообще оплачивал за «вредность» и раз в полгода отправлял в санаторий.

9) На три справки потратил три с половиной часа.

То, что изначально должен был сделать за обед, превратилось в бесконечность. Честно говоря, не совсем понял, где там правительство для граждан, услуги онлайн, удобство и цифровизация.

В общем, поход в ЦОН — сомнительное удовольствие, которое даже врагам и ютуб-блогерам не посоветую. С ужасом жду следующего раза и очень надеюсь, что доживу до времён, когда ходить на три буквы станет проще.

Почему подземные переходы — зло?

Подземные переходы — одна из самых больных тем для современной урбанистики. Кто-то их ненавидит и предлагает закопать, а кто-то видит в них единственный способ разгрузить дороги. Я считаю, подземные переходы — зло. Давайте разберёмся, почему это так.

Когда в середине прошлого века начался автомобильный бум, люди решили, что автомобили — единственный способ передвигаться по городу. Но вот проблема — автомобилей становилось всё больше и больше. Вскоре появились пробки, а смертность на дорогах устремилась в космос. Не желая стоять в бесконечных пробках и каждый день хоронить пешеходов, люди решили строить города так, чтобы было удобно автомобилистам — широкие дороги и просторные парковки. Это было нужно, чтобы увеличить пропускную способность и убрать с дорог пешеходов. Чтобы жили дольше. Так появились подземные и наземные переходы.

Прошло несколько десятков лет и люди осознали, что это не комильфо и вообще города не должны быть удобными только для одной категории горожан, они должны быть удобными для всех. И в первую очередь — для пешеходов, ведь их большинство. Но вот проблема — долгое время города строились так, чтобы удобно было только автомобилистам. Что-то нужно было делать. И урбанисты придумали.

Вот поэтому сегодня во многих хороших городах делают всё, чтобы отказаться от автомобилей: удобный общественный транспорт, умные системы перенаправления городского трафика, платные дороги, метро, пешеходные улицы и так далее.

Алматы пока далеко до звания хорошего города, поэтому подземные переходы у нас любят. Всего в городе 56 переходов, а на реставрацию большей части из них в 2018 году потратили 2,5 млрд тенге. С одной стороны, это неприлично много. С другой, если бы переходы стали удобней и безопасней, вопросов не было бы. Но, судя по всему, деньги ушли на демонтаж торговых точек, косметический ремонт и новые камеры. Проблемы остались как есть.

Подземные переходы — зло, потому что...

Это неудобно

Алматы — город, построенный для автомобилистов и дорогих кортежей, не для людей. Дорога важней тротуара. И так во всём. Поэтому любой переход — это препятствие. А если вы из группы маломобильных людей или, к примеру, мама с коляской (или велосипедист), такое препятствие так и вовсе становится непреодолимым. Крутые лестницы и пандусы, скользкая наземная плитка (которая зимой превращается в каток), неработающие лифты для инвалидных колясок — всё это сделано для того, чтобы вы сидели дома и вообще не выходили из дома.

Подземный переход «до» и «после». Стало красиво, но проблемы остались. Фото: Акимат Алматы.

Как спуститься по такому склону на инвалидной коляске? Или поднять коляску с ребёнком? Никак! Или с посторонней помощью. В любом случае, это неудобно.

Это долго

Чтобы перейти дорогу на перекрёстке, нужно пару минут. А то и меньше. Чтобы перейти дорогу по подземному переходу нужно гораздо больше времени. Дело в том, что подземных переходов в городе немного (но хватает), что как бы знак для городских властей, что вблизи нужно убрать «зебры». Поэтому нужно учесть не только время на то, чтобы спуститься в переход, пройти пару десятков метров и вновь подняться на поверхность, но и время, которое пешеходы тратят, чтобы дойти до этого перехода.

Мой самый любимый пример — перекрёсток Саина — Улугбека. Несколько лет назад недалеко от него городские власти построили два подземных перехода («выше» и «ниже» Улугбека). Расстояние между ними — 700 метров. Чтобы пешеходы не мешали автомобилистам, проезжающим по Саина, улицу огородили, а пешеходные светофоры убрали вовсе. Таким образом, пешеходам «запретили» переходить Саина на этом перекрёстке. Чтобы перейти дорогу, извольте спуститься в подземный переход.

Перекрёсток Саина — Улугбека. Источник: Google Maps.

Проблема в том, что теперь пешеходы тратят десять минут только на то, чтобы перейти дорогу. Ведь для этого нужно пройти 350 метров до подземного перехода, спуститься, пройти несколько десятков метров, подняться и пройти ещё 350 метров обратно к перекрёстку. Раньше пешеходы тратили две минуты, а то и меньше. Красота!

Это небезопасно

Подземные переходы — не часть улицы. Годами там было темно, сыро и грязно, поэтому люди старались там не задерживаться. Всё это лишь укрепило в наших умах образ небезопасного и неприятного места. Возможно обновлённые переходы немного исправят ситуацию, но кардинальных изменений ждать не приходится. Ведь на чувство безопасности должен влиять не косметический ремонт, а работа правоохранительных органов. А с этим в Алматы дела обстоят плохо. Недавно исследовательская компания «Лаборатория проектов» провела опрос и выяснила, что 81% алматинцев считают себя абсолютно незащищёнными правоохранительными органами. Справедливо.

Да, чтобы пешеходы чувствовали себя в безопасности, в обновлённых подземных переходах установили камеры. А чтобы камеры прожили дольше обычного, поверх закрепили защитные решётки. Вот только камера не способна защитить.

Это не разгружает дороги

Многие считают, что подземные переходы разгружают дороги. Дескать, если пешеходы не переходят дороги, а светофор всегда показывает зелёный, будет лучше. Это не так. Да, если убрать светофор и спрятать пешеходов, автомобили будут ехать быстрей. Но только до ближайшего перекрёстка. Пробки никуда не денутся. С ними вообще нужно бороться иначе.

И подземные переходы в этой борьбе не помогут.

Когда в прошлом веке случился автомобильный бум и машин стало больше, урбанистам казалось, что подземные переходы помогут бороться с пробками. Но это не так. Пешеходы — не причина пробок. Причина пробок — плохая транспортная система. Поэтому бороться нужно иначе — развивать общественный транспорт, создавать условия для комфортного передвижения без машины, строить парковки, совершенствовать систему регулировки дорожного движения, делать платные дороги и многое другое.

Это провоцирует нарушать ПДД

В начале года написал статью для Esquire о том, почему в Алматы каждый год на дорогах погибают тысячи и как на эту статистику влияет плохое городское планирование. Суть: люди (и водители, и пешеходы) часто нарушают ПДД потому, что им попросту неудобно иначе. Поэтому пешеходы выбегают на проезжую часть и переходят дороги там, где нельзя. Причина — неудобство.

Неудобный город = высокая статистика смертности. Фото: Esquire.kz.

Аргумент «люди сами виноваты» имеет место быть, но не всегда. Город должен быть удобным для каждого. И если это не так, человек делает всё, чтобы ему было проще — например, переходит дорогу в неположенном месте. И вот тут причина всех бед не человеческая глупость, а плохое городское планирование.

Самый классный пешеходный переход — тот, что на земле. Фото: Илья Варламов.

Делать города удобней для людей — задача городских властей. Так это и работает. Даже там, где слишком много машин или слишком узкие и перегруженные дороги всегда можно сделать лучше. Это не проблема. Надо только определиться с приоритетами и захотеть. К сожалению, в Алматы удобство людей не входит в число приоритетов. Поэтому нам остаётся довольствоваться тем, что дают, и ждать, что когда-нибудь станет лучше.

Как получить военный билет после 27 лет. Часть 2: собираем справки

В первой части своих военкоматовских мемуаров я рассказал, как получил повестку, сильно испугался, но всё равно пошёл к людям в военной форме. А ещё о том, что нужно подготовить для медицинской комиссии (документы, справки, завещание и мужество). Если пропустили, лучше начните с самого начала.

В этой части расскажу о том, как правильно собрать справки для военной комиссии и не облажаться. Поехали!

Поход в военкомат чем-то напоминает истории Кафки — абсурд, экзистенциализм и беспросветный мрак. Наслаждайтесь!

Часть 2. Собираем справки.

Не буду объяснять, как собирать документы — разберётесь сами, там несложно. Сосредоточимся на самом интересном. Прежде чем отправить вас на военную комиссию, а затем и на границу с Китаем служить родине и красить траву в зелёный цвет, вам дадут список справок. Их нужно собрать.

Шаг 1. Поликлиника (потрачено: 1 час)

Первый пункт списка — справки из поликлиники. Чтобы их получить, нужно сдать анализы. Всё как во взрослой жизни — не получишь результата, пока не выпьют крови. В военкомате вам должны дать специальное направление (листок бумаги), где написано, какие именно анализы нужно сдать. Обычно это анализы крови и мочи, показатели сердца и флюорография.

Лайфхак: перед походом в поликлинику заполните направление (впишите туда ФИО и адрес проживания) и порежьте его на несколько частей (отдельно для каждого анализа). Иначе утром придётся искать ручку и ножницы.

Анализы принимаются с 8:00. Учитывая, что вместе с вами в поликлинику ломанутся школьники, студенты и потенциальные солдаты постарше, лучше прийти пораньше. Самое главное — нужно заранее постараться и заполнить баночку мочой (утром натощак), иначе сделать это в поликлинике не получится. Всё остальное с вами сделают врачи — выпьют крови, попросят раздеться выше пояса и обклеют проводами.

Важно: результаты анализов можно забрать только на следующее утро, поэтому не теряйте время и отправляйтесь за другими справками. Время — ваш главный ресурс.

Шаг 2. ЦОН (потрачено: 15 минут)

ЦОН — самое безобидное, что вас ждёт. Я серьёзно. Там нужно получить адресную справку (лучше сделать несколько копий) и всё. Пункт можно пропустить, если вы такой умный и у вас есть ЭЦП для Egov — тогда справку можно получить на электронную почту. Но распечатать всё равно нужно.

Шаг 3. Психдиспансер (потрачено: 40 минут)

Справка из психдиспансера нужна, чтобы люди в форме узнали, что вы не стоите там на учёте. Если стоите, отслужить в армии не получится, увы.

Чтобы попасть к врачу, сначала нужно отстоять очередь за специальным талоном (он стоит что-то около 300 тенге) и только потом занять очередь за справкой. Постарайтесь вести себя нормально и не привлекать лишнего внимания. После того, как подойдёт ваша очередь, смело заходите в кабинет врача. Там покажите удостоверение личности, приписное свидетельство, копию адресной справки и талон, который «купили» перед этим. Вам зададут несколько простых вопросов и в течение нескольких минут сделают справку.

Не бойтесь, ничего такого с вами делать не будут. Кадр из фильма «Заводной апельсин».

Шаг 4. Наркологический диспансер (потрачено: 1 час)

Шутки в сторону, их здесь не любят. Поэтому не стоит заходить туда со словами: «Есть здесь наркоманы, кроме меня?». Местные шутки не оценят. Молча займите очередь и ждите своей участи. Для начала нужно отстоять очередь в одно окошко — там попросят показать удостоверение личности и спросят, где вы живёте и работаете, после чего дадут талон и справку. Потом нужно отстоять очередь в другое окошко — там заплатите по талону (500 тенге) и поставите печать на справку.

Шаг 5. Кожно-венерологический диспансер (потрачено: 2 часа)

Чтобы сэкономить деньги, лучше приехать сюда в первой половине дня: до обеда получить справку можно бесплатно, после обеда за неё придётся заплатить 1 000 тенге. Как зайдёте внутрь, подойдите к стойке регистрации и скажите, что вас направили из военкомата. Обычно после этой фразы на вас начинают внимательно смотреть, а потом шутить. Не огорчайтесь, просто у местных врачей хорошее чувство юмора. Оно понадобится вам в ближайшие час-два.

В общем, потом вам дадут листок и отправят в очередь на сдачу крови. К слову, результаты анализа крови будут готовы через час. Поэтому постарайтесь растянуть время и удовольствие от посещения следующего кабинета.

В следующем кабинете посмотрят на ваши подмышки, стопы, ладони и вашего «дружка», которого вы так тщательно скрывали от внешнего мира. Дальше — больше: вас попросят повернуться спиной, наклониться и раздвинуть ягодицы, чтобы заглянуть в вашу святую святых.

Как-то так, да. Кадр из фильма «Побег из Шоушенка».

Если же вы не привыкли вытворять нечто подобное перед взрослой женщиной, постарайтесь подумать о чём-нибудь приятном. Например, об армии. Всё бывает в первый раз. И в следующий, когда вас попросят повторить подобное, вы будете готовы. Да, всё верно, следующий раз обязательно наступит.

Шаг 6. Туберкулёзный диспансер (потрачено: 20 минут)

В туберкулёзный диспансер не советую ехать без маски и готовой флюорографии на руках. Если всё это есть, смело отправляйтесь туда. В окошке на входе скажите, что нужна справка для военкомата, после чего вам дадут чек и пошлют в кассу. Там нужно будет заплатить 500 тенге. Потом возвращайтесь обратно к окошку — там будет ждать справка с печатью.

Шаг 7. Характеристика с места работы и от участкового (потрачено: у всех по-разному)

О том, что нужны характеристики с места работа и от участкового я узнал уже в военкомате, от психолога. Он даже не стал со мной разговаривать и тест Роршаха не показал. Будьте умней меня и сделайте заранее.

Характеристику с места работы сделать легко — идёте в отдел кадров и просите что нужно. Если в вашей компании нормальный отдел кадров и там умеют пользоваться интернетом, вам дадут шаблон характеристики. Его нужно будет заполнить. Если же в вашем отделе кадров сидит «Людочка», у которой в одной руке кусочек чёрного хлебушка с сальцем, а в другой — фотография 35-летнего сыночка, который до сих пор живёт с мамой, — пиши пропало. В этом случае ищите шаблон характеристики сами.

Готовую характеристику нужно подписать у руководителя, а потом поставить туда печать (иногда может потребоваться номер исходящей корреспонденции). Готово.

Характеристику от участкового взять сложней, потому что для начала участкового надо найти. Хотя в моём случае это было легко — по громкой музыке 90-х и затхлому запаху, словно в кабинете что-то сгнило. Участковому нужно показать удостоверение личности и копию адресной справки. Он, если вы ещё не знакомы, «пробьёт» вас по своим каналам и узнает, есть ли у вас проблемы с законом. Если проблем с законом нет, распечатает характеристику со своего ЭВМ (при помощи таких в Советском союзе людей запускали в космос) и отправит вас в районное УВД (там нужно поставить гербовую печать на характеристику). На этом встреча с участковым должна закончиться.

Участковый выглядит примерно вот так. Кадр из сериала «Реальные пацаны».

Районное УВД — мрачное место. Так просто войти внутрь не получится — дорогу преградит милый мужчина в бронежилете и с автоматом в руках (мой случай). Постарайтесь с ним не спорить. Вообще, спорить с тем, у кого в руках автомат АК-47, не очень хорошая затея. Поверьте, я знаю, о чём пишу. Дело в том, что меня реально не хотели впускать внутрь и уж тем более ставить какую-то печать. Пришлось 30 минут ждать мифического начальника, слушать переговоры по рации и стоять перед КПП. Когда я в очередной раз нарушил тишину и напомнил зачем пришёл, меня так и вовсе попросили по-братски сбегать в ближайший магазин и купить лимонада. Точно не уверен, что это законно. В итоге всё закончилось нормально — печать поставил.

На этом мои мытарства закончились. Так я думал. Я собрал все нужные документы и справки и приготовился к главному — медицинской комиссии. Дальше началось самое интересное.

Продолжение следует...

Место в городе: Музей Алматы

На телефоне скопились тысячи фотографий родного города. Что не удивительно, ведь интересных мест здесь много: музеи, парки, скверы, пешеходные улицы, театры, даже акимат и всякое такое. Делиться этой красотой только с iCloud не прикольно, поэтому решил: пусть увидят все. А раз фотографий и мест реально много, пришлось придумать всему этому подходящее название — рубрика «Место в городе».

Первая публикация посвящена Музею Алматы.

В общем, да поможет мне Рухани Жаңғыру. Поехали!

Вход в Музей. Фото: Управление культуры и архивов города Алматы

Музей основан в 2001 году. В его коллекции больше 35 000 экспонатов. Не так мало, как можно подумать. К слову, сам музей интересен не только своей коллекцией глиняной посуды, оружия и старинных вещей. Его главная фишка — здание.

Здание музея. Фото: Almaty Museum

С 2016 года музей находится в здании Верненского детского приюта. Здание построено в далёком 1892 году, автор проекта — архитектор Поль Лионель Базиль Гурдэ. Как подсказывает Google, здание отражает основные тенденции развития архитектуры периода эклектики конца XIX века. Другими словами, это действительно красивое здание.

Музей небольшой — всего одиннадцать залов или 30 минут вашего времени. Да, немного, но этого достаточно, чтобы погрузиться в историю Алматы, узнать что-то новое и наделать контента для вашего Инстаграма. Цена за билет не кусается: школьнику — 200 тенге, студенту — 300 тенге, взрослому — 500 тенге, а иностранному туристу — 1000 тенге. Почему для туристов дороже? Не знаю. Возможно, туда входят услуги гида, знающего английский. Но это не точно.

На входной группе есть вот такая яблоня. За яблоней — первый зал.

Та самая яблоня. Фото: Рустем Аламанов

Первый зал — «Древняя и Средневековая история Алматы». Главная тема — урбанизация от небольших поселений, до средневекового города, где пока ещё нет интернета, велодорожек и нормальных дорог (хотя и в современном городе их тоже нет), но уже есть водопровод.

Древний водопровод. Судя по всему, одна из труб сломалась. Прошло столько лет, а в городе всё те же проблемы. С — стабильность. Фото: Рустем Аламанов

Порадовало, что в зале есть экраны с информацией об истории этого периода. Вот вы знали, что первые поселения на территории Алматы появились в далёких XIV—XII вв. до н.э.? Странно, что в сентябре мы празднуем всего 1000+ лет городу. Могли бы больше. На заметку акимату, если их работники будут читать статью: если закончится фантазия и деньги на очередную перестройку, всегда можно объявить Алматы древнейшим городом на планете. Уверен, под это точно выделят ещё денег.

Древний алматинец развлекается. Предположительно микрорайон Самал. Фото: Рустем Аламанов

Дальше — зал «У истоков казахской государственности». Эта экспозиция посвящена Казахскому ханству, военному искусству казахов и казахской этнографии. Там же можно посмотреть на карту ханства, генеалогию казахских правителей, рукописи, но самое главное — на боевую экипировку воинов и оружие.

Ниже — альбом, листайте вправо, чтобы увидеть больше фотографий. Дальше по тексту будут ещё альбомы с фотографиями, поэтому внимательно смотрите. Иначе можете пропустить много интересного. Я предупредил.

Первое и второе фото — экипировка воина и оружие. Третье фото — женская и мужская одежда. Фото: Рустем Аламанов

Там же можно посмотреть на ювелирные украшения и предметы быта, лучше слов и текста рассказывающие о том, как жили казахи в то время.

Ювелирные украшения. Фото: Рустем Аламанов

Следующий зал — «Верненский период Алматы». Как понятно из названия, основная тема здесь — развитие города в XIX-XX веках.

Особое внимание уделили русскому советскому архитектору Андрею Павловичу Зенкову. И понятно почему. Когда Зенкову было четыре года, его семья переехала в Верный. Кто бы мог подумать, что спустя много лет он построит одну из главных достопримечательностей города — Вознесенский кафедральный собор, — примет участие в застройке административного центра города, станет основоположником сейсмостойкого строительства (благодаря этому кафедральный собор выстоял сильнейшее землетрясение 1911 года) и вообще заслужит улицу, названную в его честь.

Вот поэтому в зале можно увидеть личные вещи, документы и технические разработки архитектора. А ещё — посмотреть видео о строительстве и архитектуре верненских зданий и последствиях разрушительных землетрясений 1887 и 1911 годов.

Вот так жили во времена, когда ещё не было Сталинок, Хрущёвок и Байбековок. Фото: Рустем Аламанов.

Следом идёт зал «Алматы в ХХ веке». Тут всё об основных этапах истории — строительстве Турксиба, политических репрессиях, Великой Отечественной Войне, развитии науки, культуры и искусства.

Советский блогер пишет пост. Фото: Рустем Аламанов

Одежда того времени.

Стильно. Фото: Рустем Аламанов

Посуда того времени.

Красиво. Фото: Рустем Аламанов

Почта того времени.

Фото: Рустем Аламанов

Фотоаппараты, магнитофоны и видеокамеры того времени.

Фото: Рустем Аламанов

Радиоприёмники и телевизоры того времени.

Фото: Рустем Аламанов

Музыка того времени.

Фото: Рустем Аламанов

Дух того времени.

Фото: Рустем Аламанов

Как вы, наверное, догадались (по количеству фотографий), этот зал мне понравился больше всего.

Дальше — зал, посвящённый альпинизму, что логично — эта тема для Алматы очень популярна в любое время. И тогда, и сейчас.

На фото — ответ на вопрос «Назовите атрибуты альпинизма в Казахстане». Фото: Рустем Аламанов.

Вообще, история альпинизма в Казахстане начинается в далёкие 1920-е. Возможно кто-то из вас даже вспомнит (шутка про возраст, ха). Уже в 1930-е альпинисты покоряют вершины Заилийского Алатау — пик «Абая», пик «Талгар», пик «Хан-Тенгри», пик «Жамбыла». В 1940-е в наших горах сформировали школу горной подготовки, где обучили и выпустили в действующую армию 1 500 конструкторов и 12 000 горных стрелков. Теперь вы тоже знаете.

Этот альпинист буквально свисает с потолка. Фото: Рустем Аламанов

Два последних зала посвящены истории независимости Казахстана, Рухани Жаңғыру (до сих пор не понимаю, что это значит) и Нурсултану Назарбаеву. Совершенно случайным образом фотографий отсюда почти не принёс. Кроме одной — схемы Астаны сверху. Остальные фотографии магическим образом не сохранились (или не сфотографировались вовсе).

Гордость страны (ну, может, не всей) — Астана. Фото: Рустем Аламанов

На стене в коридоре есть интересный рисунок. Пожалуй, последняя интересная штука в музее.

Рисунок на стене в коридоре. Фото: Рустем Аламанов

В общей сложности прогулка по музею заняла 30 минут. Должен признать, это были не самые плохие 30 минут в моей жизни. Даже напротив, это были 30 минут, которые мне понравились. Поэтому советую всем Музей Алматы. Там есть, что посмотреть. На фото попало не всё, поэтому у вас всё ещё есть шанс удивиться и обрадоваться. Надо только захотеть.

Адрес: улица Кабанбай батыра, 132/85, угол улицы Наурызбай батыра.

Как получить военный билет после 27 лет. И не умереть. Часть 1

Два года назад получил военный билет. Учитывая, что до этого в военкомате бывал лишь пару раз, получил незабываемый опыт. Об этом и написал серию заметок. Давно хотел опубликовать их, но каждый раз что-то мешало — работа, взрослая жизнь, лень. И вот, спустя почти два года, решил отредактировать заметки и опубликовать у себя в блоге — для истории.

Это первая часть. Всего их будет три.

Это только начало!

В жизни каждого мужчины обязательно наступает момент, когда нужно повзрослеть. Предложение руки и сердца своей второй половинке, рождение первенца, оформление ипотеки на 20 лет или поход в военкомат — поводов много. И последнее порой пугает больше всего.

Раз в полгода военкомат приглашает всех военнообязанных мужчин и мальчиков с неокрепшей психикой (а порой это одно и то же) весело провести время вдали от дома. Многих это пугает настолько, что они готовы ко всему: сделать татуировки на всё лицо, скрываться в степи или уехать к троюродной тётке в другой город (даже если тётки никогда и не было).

Но даже это не гарантирует спокойной жизни!

Поэтому приходится идти на крайние меры — смывать повестки в туалет, искать знакомых, способных «отмазать», или придумывать несуществующие болезни, с которыми в армию не берут: слабое зрение, астма, искривление позвоночника, семья и двое детей.

Но от судьбы не убежать, и порой лучше проглотить свой страх и пойти в военкомат по месту прописки.

Но для начала давайте поймём, зачем вообще нужно ходить в военкомат:

Нужно в военкомат, если:

  • По месту прописки пришла повестка;
  • Вы прописались в другом месте и теперь нужно, чтобы об этом узнали в военкомате;
  • На работе требуют справку с военкомата.

НЕ нужно в военкомат, если:

  • Вы женщина;
  • Вы мертвы.
Комендор-сержант Хартман: «Ты такой страшный, что мог бы стать шедевром современного искусства.»

Часть 1. Повестка.

За последние десять лет я лишь раз бывал в родном Ауэзовском военкомате — в старших классах нас с ребятами отправили туда попробовать взрослую жизнь на вкус. С тех пор наши отношения не задались: пару раз в дверь подкладывали повестки, остальное время казалось, что обо мне забыли.

Не спешите радоваться: военкомат, словно дальний родственник, которому нужны деньги, обязательно вспомнит о вас, когда вы этого не ждёте!

В августе 2016 года в дверь постучалась пожилая женщина. Со спокойной душой открыл дверь, ожидая увидеть свидетельницу Egova, но получил повесткой в лицо.

Там было написано: «Предлагаем явиться в военкомат по месту прописки».

Долго сомневался, пытался придумать повод туда не ходить, но в какой-то момент собрал в кулак всё своё мужество и в назначенное время решил явиться в военкомат. Чему быть, того не миновать!

На следующее утро в Ауэзовском военкомате встретил толпу ребят с испуганными глазами. С таким же страхом в глазах осторожно вошёл в трёхэтажное здание и неуверенным шагом поплёлся к нужному кабинету. Там меня встретила милая женщина, сквозь окошко прокричавшая о том, что я немного обнаглел, раз впервые за десять лет явился в военкомат. Возраст ведь недетский (27 лет), а личное дело — девственное, как мысли ребёнка, не видавшего интернет.

Совет: постарайтесь привыкнуть к крику — его будет много. И не пугайтесь, главное в этой ситуации — собрать полезную информацию. Она поможет выжить в ближайшее время.

Если не сбежите и не упадёте в обморок от страха, вам вручат список нужных документов и пригласят на военную комиссию.

Что нужно для военной комиссии?

1. Документы:

  • Копия удостоверения личности (сделайте несколько);
  • Копия дипломов о высшем образовании;
  • Адресная справка (сделайте несколько копий).

2. Справки:

  • Из родной поликлиники (направление в поликлинику вам дадут в военкомате; не вздумайте ходить в платные медицинские центры — их справки не действительны);
  • Из психдиспансера;
  • Из наркодиспансера;
  • Из кожвендиспансера;
  • Из тубдиспансера.

3. Дополнительно:

  • Четыре фотографии 4х3 (МАТОВЫЕ, не глянцевые);
  • Характеристика с места работы (если вам не повезло и вы работаете);
  • Характеристика от участкового (если вам повезло и он о вас никогда не слышал);
  • Мужество.

Документы лучше собрать за неделю до медицинской комиссии — у некоторых справок есть срок годности!

После того, как получите список необходимого, смело возвращайтесь домой или на работу. И попытайтесь не думать о предстоящей медицинской комиссии и том унижении, что последует после. А оно обязательно последует, уж поверьте мне.

Вы молодец, для первой встречи достаточно!

Продолжение следует...

Ранее Ctrl + ↓